Карани
Стоишь на берегу, и чувствуешь солёный запах ветра, что веет с моря. И веришь, что свободен ты, что жизнь лишь началась...
И всё же я вырвалась к бабушке. На целых пять дней.
Я провела в этом городе много времени и собиралась поделиться всякими сентиментальными воспоминаниями. А теперь мне расхотелось. Нет, я всё еще помню изумрудную траву, песчаный пляж, дни, заполненные футбольными матчами, как я дралась, как я тонула, как мы играли, любили, жили... Но всё это не имеет значения - давно нет ни смешной крохи, которая ходила в садик, ни той маленькой девочки семи лет, ни тринадцатилетнего подростка, никого. Сейчас даже я, розлива 2011 года, представляюсь себе нынешней немного выморочной и страшно далёкой. Боюсь, если начну вспоминать своё детство, я лишь всё больше мифологизирую его. Поэтому я даже не хочу встречаться с живыми людьми, с которыми раньше была дружна. Я устрою только большую пешею прогулку по городу, да и то перед самым отъездом.
Я писала, что надо возвращаться. А надо ли? И если надо, то куда? И кто вернётся, потому что в первую очередь надо понять кто я, какая я стала. Помню, в 13 лет мне было очень страшно и не хотелось взрослеть, потому что я абсолютно точно знала, что в процессе потеряю какую-то очень важную на тот момент составляющую моей личности. Так и произошло. А теперь я не знаю чего хочу и боюсь совсем не того, что надо. То есть, какие-то желания, конечно, есть. Это и закончить учёбу, и сделать ремонт, и купить мотоцикл... Но всё это плавает на поверхности и по большому счёту не так уж и важно. Мне кажется, я просто разучилась чего-то хотеть всем сердцем, но ещё не научилась как это - не хотеть вообще ничего. И вообще неплохо было бы пригласить саму себя на свидание и узнать получше, что там внутри меня происходит. Такие дела.